Финансовые новости

Loading...

Реквизиты для оплаты по кредитным договорам

суббота, 9 мая 2015 г.

ОПЛАТА КРЕДИТА в КС ПКО

Банківські реквізити кредитної спілки
«Перше кредитне товариство»
для перерахування платежів за кредитами:

Місцезнаходження: 65020, Україна, м. Одеса, вул. Базарна, 104

ЄДРПОУ: 23212644 ,

Банк отримувача: ЮЖНЕ ГРУ ПАТ КБ "ПРИВАТБАНК", м. Одеса

КОД БАНКУ: 328704
р/р 26509054300158

Призначення платежу:
Погашення кредиту по к / д №
(повний номер кредитного договору)
від Прізвище І.Б.

пятница, 8 мая 2015 г.

О причинах системного кризиса в кредитных союзах в период 2008-2015 гг.




Из заявления руководителя Всеукраинской Ассоциации Кредитных Союзов Военнослужащих и Сотрудников Силовых Ведомств (ВАКСВУ) - Ростислава Викторовича Гайдаенко в Генеральную прокуратуру Украины о  систематизации фактов, свидетельствующих о преступлении по умышленному доведению до банкротства финансовых учреждений с помощью организации преступных групп, с превышением властных полномочий, о воровстве активов финансовых учреждений с помощью подлога, манипуляций общественным сознанием и введении судебных и правоохранительных органов в заблуждение путем преднамеренного обмана и фальсификаций и др.). 

(По материалам уголовного дела Василия Волги и Ко, а также в ожидании реакции ГПУ на продолжающиеся противоправные действия государственных чиновников, регулирующих банковский и не банковский финансовые рынки в Украине).

Касательно сути данного дела и опираясь на известные мне факты, могу сообщить следующее:

В сентябре 2004 года, в процессе перерегистрации возглавляемого мной КС «Зирка Тисячолиття» в юрисдикции вновь принятого закона Украины «О кредитных союзах», в соответствии с процедурами, установленными Госфинуслуг Украины, я обратился с соответствующим пакетом документов к директору департамента кредитных установ ГФУ Оленчику А.Я.

Директором департамента мне было предъявлено незаконное требование исключить из состава членов кредитного союза 90% его членов в срок до конца 2004 года. Г. Оленчик заявил, что только при этом условии нашему КС может быть предоставлена лицензия, и выполнение своего незаконного требования он намерен контролировать «с помощью этой лицензии». В ответ я попросил его написать на этот счет письменное распоряжение, в чем мне было отказано.

Понимая, что на должность директора департамента назначен человек, способный нарушить закон и фривольно толковать положения законодательства, я доложил Наблюдательному совету эту ситуацию, и наблюдательный совет принял решение отказаться от привлечения средств на депозитные вклады, перевести все сбережения на паевые счета участников и впредь не обращаться в Госфинуслуг за получением лицензии.

В последующем наш кредитный союз неоднократно подвергался гонениям со стороны директора департамента. К нам присылались проверки, которые проводились тенденциозно, делали надуманные выводы, осуществлялся прессинг на нашего арендодателя – Госпредпринимательства Украины, направлялись необоснованные запросы в правоохранительные органы. Подобными же методами оказывалось давление и на другие кредитные союзы – члены нашего объединенного кредитного союза – «Благо», г. Киев, «Турбота», г. Киев, «Межрегиональный кредитный союз», г. Макеевка, «Партнерский кредит», г. Киев, «Взаимный кредит», г. Запорожье и др.

Руководителям этих КС практически впрямую говорилось, что если они выйдут из состава КС «Зирка Тисячолиття» (после перерегистрации – ВОКС «Сузирья»), то их проблемы улетучатся и они смогут спокойно получать лицензии.

Таким образом директор департамента Госфинуслуг в течение многих лет использовал свое служебное положение для ведения конкурентной борьбы с объединениями КС, не лояльными к его ассоциации (Всеукраинская Ассоциация Кредитных Союзов – «ВАКС-ПЗВ») и к нему лично.

Финансовый кризис 2008 года оказал сильное разрушительное воздействие на все кредитные союзы Украины, при этом очень немногие, и при этом в основном мелкие союзы сумели самостоятельно справиться с кризисом и избежать существенных финансовых потерь.

Возглавляемая мной ассоциация, Всеукраинская Ассоциация кредитных союзов военнослужащих и сотрудников силовых ведомств, вела диалог с Госфинуслуг, лоббируя осуществление ГФУ немедленных и эффективных действий, направленных на стабилизацию ситуации на рынке, в частности – на реализацию проекта рефинансирования подобного тому, который был реализован для банков Украины.

Но Госфинуслуг во главе с Г.Сусловым по никому не понятным причинам открыто саботировал реализацию данного проекта и исполнение поручений, данных на этот счет вице-премьер министром Тигипко С.Л. ВАКС и Г.Оленчик также активно высказывались против рефинансирования на самом высоком уровне и в прессе. Вместо построения системы поддержки ликвидности (рефинансирования), в спешном порядке был сформирован пул так называемых «временных администраторов», которые должны были быть введены в более, чем 100 кредитных союзов Украины и обеспечить таким образом стабилизацию ситуации.

В ноябре 2009 года директор департамента временного администрирования ГФУ Г.Н. Третьякова предложила мне, как руководителю ассоциации, дать ей кандидатуры не менее 80 человек, которых ГФУ быстро подготовил бы и сертифицировал для работы временными администраторами. Как профессионал, имеющий опыт практической работы в данном секторе и сертифицированный тренер Всемирного Совета Кредитных Союзов, я заметил госпоже Третьяковой, что для этой роли подошли бы люди, как минимум имеющие степень МБА, и я не вполне представляю, как такое количество специалистов такого уровня можно наштамповать за неделю.

Уже в феврале-марте 2010 года мне стало известно от той же Г.Третьяковой, что «с подачи» одного из руководителей кредитных союзов – а именно «Первого Всеукраинского Кредитного Союза» (ПВКС), возглавляемого Владимиром Дзебаком, ГФУ сертифицировал 28 временных администраторов, у которых, как она выразилась, будет очень много работы, поскольку в ее департаменте (департамент временного администрирования) под особым наблюдением находятся уже 45 крупнейших кредитных союзов.

Г.Дзебак был известен мне как руководитель ПВКС с 2004 года и сам не славился высокими достижениями и профессионализмом. Возглавляемый им кредитный союз не имел и двух миллионов гривен активов, и меня поразило с какой легкостью директор департамента временного администрирования ГФУ собирается поручать подобным специалистам восстановление союзов, имеющих обороты в 30, 40, 100, 500 млн. гривен. Также мне было известно о тесной дружбе и постоянном взаимодействии Г.Дзебака с уже бывшим директором департамента кредитных институтов Г.Оленчиком. В начале 2000-х годов эти люди входили в неформальное объединение, некий закрытый клуб кредитных союзов, где по замыслу А.Оленчика должны были обсуждаться и готовиться решения, проводимые затем в жизнь им, как директором департамента. В этот клуб входили такие кредитные союзы как обанкротившийся «Первый Кредитный Альянс», скандально известный киевский «Аккорд», возглавляемый скрывающимся от правосудия другом Г.Оленчика Сергеем Остапенко, ПВКС и другие.

К маю 2010 года вновь назначенный руководитель ГФУ В.Волга освободил Г.Третьякову от занимаемой должности и назначил на нее Г. Адамовича. Однако новое руководство ГФУ, отодвинув на второй план ее авторов, отнюдь не отказалось от авантюрной идеи ввести непрофессиональных временных администраторов в сотни кредитных союзов. Напротив, взвинтив нормативные требования и до бессмыслицы ужесточив лицензионную политику, ГФУ поставил практически все кредитные союзы под угрозу введения временных администраций. Примечательно, что единственным теневым звеном, которое продолжало связывать бывшую команду Суслова и новую команду В.Волги, был как раз официально назначенный советник и того и другого главы Госфинуслуг Оленчик А.Я.

В июне 2010 года я получил информацию о введении временной администрации в кредитный союз «Флагман», г. Николаев (самый крупный КС в Николаевской области). Я получил доступ к видео, на котором запечатлено как именно вводилась временная администрация. Группа чиновников ГФУ, возглавляемая Г.Адамовичем, через задний проход вошла в помещение союза, предъявив несусветные требования. В частности, в предъявленном группой распоряжении Госфинуслуг предписывалось отстранить все органы управления союза от процесса управления делами и немедленно передать временному администратору все атрибуты юридического лица – документы, печати, договора, ключи от сейфов и дверей помещения. Хорошо зная законодательство и нормативные акты ГФУ, я сразу понял, что комиссия нарушила закон. Временная администрация должна помогать союзам выходить из трудного положения, организовать оптимальный процесс управления финансами, а не подменять собой все уставные органы КС. КС «Флагман» был стабильным и успешным до кризиса, никак не мог превратиться в развалины за столь короткое время без посторонней помощи.

По действующему законодательству нет никаких оснований считать «керівництвом» такие уставные органы кредитного союза как ревизионная комиссия (осуществляющая контроль), кредитный комитет (организовывающий работу с кредитами) и Наблюдательный Совет, который в промежутках времени между общими собраниями имеет всю полноту власти, подотчетен общему собранию и осуществляет общее руководство деятельностью союза. Собственно, само общее собрание, являющееся высшим органом управления, ГФУ почему-то не созывал, и избегал спокойного и предметного разговора с вкладчиками.

Мне стало ясно, что ГФУ почему-то относится к кредитному союзу как к единоличному частному предпринимателю и принципиально и грубо игнорирует все нормы закона, гарантирующие защиту интересов собственников КС-членов.

Опасения мои укрепились, когда мне стало известно от легитимных руководителей КС «Флагман» Копецкой Н.Н. и Копецкого И.В., что временным администратором союза назначен некто С.Чепурной. Этот человек долгие годы мучительно руководил маленьким кредитным союзом «Народна каса» в г. Бериславе Херсонской области, союз был маленьким, неконкурентоспособным, и прекратил свое существование. Соответственно этот неудачник-руководитель оказался безработным, и с удовольствием взялся за решение непосильной для него задачи управления кредитным союзом в 40 млн. в соседнем Николаеве.

В июле 2010 года я получил сообщение из Одессы о том, что временная администрация введена в самый крупный кредитный союз Украины – Первое кредитное общество. ПКО не был членом нашей Ассоциации, однако нас интересовало обобщение опыта временного администрирования и то, чтобы процесс этот был конструктивным и эффективным. Мне было также интересно посмотреть на временного администратора, этого гиганта мысли, который возьмется управлять во время кризиса 350-миллионным кредитным союзом, имеющим более сотни филиалов по всей стране, при этом один сможет выполнить работу профессиональной команды, в которую до этого входили более трехсот человек. Поэтому я принял приглашение наб. совета ПКО и прибыл в г. Одессу.

Увиденное привело меня в состояние легкого шока и возмущения. Как и во «Флагмане», представители временной администрации никак не общались с руководством кредитного союза, игнорируя его законные требования. Силовым методом был захвачен офис, врезаны замки, взломаны сейфы. Никто не передавал никаких активов и не расписывался в их приемке. Документы втихую, среди ночи выносились временными администраторами в неизвестном направлении. Г.Адамович, не имея в руках никакой процедуры или инструкции, все время ходил с телефоном в руке и у кого-то что-то спрашивал. Как, мол, действовать дальше.

Его неуверенность и непрофессионализм можно понять. Ведь для введения и выведения временной администрации логично опираться на определенный порядок. Но по странному стечению обстоятельств, ГФУ не удосужилась принять нормативный акт, в котором на основании норм закона были бы прописаны процедуры приема-передачи активов, участия уставных органов управления КС в работе временной администрации. Поэтому делалось все «как получится», бессмысленно и бестолково.

Когда я представился г.Адамовичу и сообщил, что просто наблюдаю здесь процесс введения временной администрации от имени и со всеми полномочиями от Всеукраинской ассоциации кредитных союзов военнослужащих и сотрудников силовых ведомств, как общественной организации кредитных союзов, директор департамента временного администрирования ГФУ обхамил меня и составил вместе с г. Сильчуком односторонний протокол о якобы совершенном мной административном правонарушении. Я прекрасно понимал, что эти господа не имеют никаких прав просто так остановить непонравившегося им гражданина (меня) на улице и заставить его заплатить куда-то 1700 гривен, поэтому протокол подписывать не стал, но уровень дискуссии запомнил. Г.Сильчук произвел на меня удручающее впечатление, поскольку он никогда не руководил даже маленьким финансовым учреждением и вряд ли способен к этому. Правовая позиция, оглашаемая им, не выдерживала никакой критики, он был не в состоянии ответить на простые вопросы, обосновать принятое якобы комиссией решение о вводе временной администрации. Он не имел на руках никакого плана действий и не мог объяснить, как именно и за счет чего он сможет помочь кредитному союзу и его членам.

На мой вопрос, заданный по этому поводу Г.Адамовичу, он ответил, что Сильчуку и не нужно ничего делать, а значит и понимать ничего не нужно.

Вакханалия вокруг ПКО продолжалась и после моего отъезда из Одессы.

В середине августа 2010 года я получил звонок от руководителя кредитного союза-члена нашей ассоциации «Громада», г. Херсон. В нем с ужасом в голосе его руководитель Полозова Л.Н. сообщила мне, что к ней собирается приехать «на разговор» человек, исполняющий обязанности временного администратора КС «Флагман», г. Николаев. Она сказала, что боится, что этот визит как-то связан с интересом, который активно проявляет к ее кредитному союзу небезызвестный В.Дзебак, друг и соратник А.Оленчика. В.Дзебак как бы хотел приехать в Херсон и просил Ларису Николаевну поделиться опытом сельскохозяйственного кредитования. При этом он очень хотел проехаться по ее полям, посмотреть комбайны, технику, склады, скот, словом несколько чрезмерно любопытствовал по поводу активов, которыми управляет кредитный союз и его члены.

Здесь важно отметить, что в начале 2010 года КС «Громада» вышел из состава участников так называемой «Программы Защиты Вкладов» - очередной финансовой авантюры А.Оленчика, и потребовала вернуть 70000 грн. внесенного их союзом взноса. И поэтому у Полозовой Л.Н. были все основания опасаться мести со стороны А.Оленчика и его друга В.Дзебака.

Я успокоил ее и снабдил соответствующими рекомендациями по поводу проведения данной встречи. Во время этой встречи С. Чепурной под видом предупреждения Полозовой Л.Н. передал ей информацию о том, что их союзу также угрожает введение временной администрации. На реплику Л.Полозовой о том, что в их союзе все показатели в норме, С.Чепурной сообщил, что новая команда, команда В.Волги алчна, цинична и беспринципна, и не имеет никакого значения какие у их союза показатели. Если она не отдаст деньги, их заберут, при чем очень быстро и жестоко. При этом С.Чепурной опять говорит о жесткой деловой связи между А.Оленчиком и В.Дзебаком, а также о том, что Волга не на долго, и его место после ухода вероятно займет А.Оленчик, который никогда не простит несговорчивости.

Видимо, стиль ведения этой встречи со стороны Л.Полозовой, проинструктированной мной, был слишком уверенным, и после этого визита С.Чепурного, В.Дзебак так и не приехал, как обещал, в Херсон в начале сентября, так и не проехался по полям и хлевам.

В августе же 2010 года я также получил от И. Копецкого информацию о том, что временный администратор КС «Флагман» С.Чепурной постоянно общается и консультируется по текущим вопросам не с официальными лицами госфинуслуг, а почему-то с В.Дзебаком. Более того, во время очередного приезда С.Чепурного в Киев и беседы с В.Адамовичем, временному администратору «Флагмана» были установлены жесткие сроки изъятия активов (кредитных договоров) в пользу компании В.Дзебака под названием «Первая Всеукраинская Финансовая Компания». Буквально (со слов С.Чепурного) ему было заявлено, что «если до даты Х активы не будут переданы, ты (С.Чепурной) будешь лично возвращать 200000 гривен, которые мне (В.Адамовичу) заплатил В.Дзебак за введение временной администрации во «Флагман».

Для меня в действиях этой преступной группы начала складываться довольно четкая и целостная картина. Стало понятно почему временные администраторы ни в одном из случаев не сотрудничают и не ищут взаимопонимания с уставными органами управления кредитных союзов, в которые вводится администрация, почему временная администрация ничего не делает и не собирается предпринимать для восстановления платежеспособности КС, не ведет работы с заемщиками, диалога с вкладчиками. Кредитный союз никто не собирается восстанавливать и оздоравливать. Его обрекают на смерть, а вкладчиков – на потерю сбережений. При этом стало понятно кого и какие технологии имел в виду В.Волга, когда заявлял в прессе, что кредитные союзы Украины от кризиса, а вкладчиков от денег может освободить только факторинговая компания (ее еще гордо обзывали «государственной»). Также стало понятно почему временные администрации вводятся в самые крупные союзы, которые продолжают свою деятельность, и не вводятся в те, где руководители КС скрылись, деятельность не ведется, и риск потери активов и сбережений граждан максимальный – таких как КС «Украина», г. Одесса, «Империя», г. Черкассы, «Морское кредитное общество» и многие другие. Там просто нечем поживиться.

Очевидно, что где-то в каком-то кабинете группа лиц, в том числе госслужащих, обсуждали и одобряли схему мародерства действующих кредитных союзов на волне кризиса с помощью технологии временного администрирования. Был предопределен тот, кто должен был выполнять роль «козла отпущения» - это как правило отстраняемый руководитель кредитного союза. Было предопределено кто потеряет деньги – это наивные вкладчики, которые поверят, что временных администраторов вводят во благо и будет обещанное Волгой рефинансирование. Было определено кто заплатит – это конечно заемщики (в некоторых случаях в полном объеме, в некоторых – только половину). Было определено кому заплатят – это «факторинговая» компания под названием «Первая Всеукраинская Финансовая Компания», неформально близкая к чиновникам из ГФУ. В этой схеме какой-то кусок был предназначен для мародеров под названием «временный администратор». Они же должны были идти в тюрьму, если что-то пойдет «не так».

В подтверждение этих невеселых предположений от С.Чепурного через И.Копецкого в мое распоряжение попала копия очевидно типового договора, который подписал С.Чепурной и видимо должен был подписать каждый временный администратор от имени администрируемого им кредитного союза с «Первой Всеукраинской Финансовой Компанией».

Хотя договор называется «Договір залучення фінансових активів», его содержание представляет собой квинтесенцию рейдерского захвата всех активов кредитного союза в пользу ПВФК, с нанесением колоссального ущерба вкладчикам кредитного союза. Так согласно п. 1.7 и 4.2 упомянутого договора 70% сумм, взысканных компанией якобы в интересах кредитного союза, прямо переходят Компании в качестве оплаты услуг по договору. Остальные поступающие по кредитным договорам КС средства в соответствии с п. 5.2 – 5.15 договора облагаются такими штрафами и неустойками в интересах компании, что говорить об удовлетворении требований вкладчиков КС в какой-либо части просто не приходится.

Но авторы схемы дерибана оказались более гибкими, чем можно было бы предположить. Не всегда для осуществления своего замысла им требовалось введение временной администрации (и соответственно дележка дохода с госчиновниками из ГФУ).

В сентябре 2010 года я получил информацию от директора полтавского филиала киевского кредитного союза «Турбота» И.Савченко о том, что в филиале внезапно произведен обыск, изъяты все документы, произведен обыск дома у директора филиала. Следует заметить, что в начале 2010 года в этом кредитном союзе был раздут громкий скандал, в масс медиа были выплеснуты грязные обвинения в воровстве в отношении председателя правления союза Г.Жулинской, и на эту должность была рекомендована некая О.Билинская.

По странному стечению обстоятельств именно О.Билинская выступала как один из наиболее страстных обвинителей своей бывшей подруги Жулинской на общем собрании КС 2010 года, и именно она была человеком, который регулярно общался и консультировался с бывшим директором департамента ГФУ А.Оленчиком. Новое руководство не смогло организовать эффективную работу кредитного союза и добиться сколь-либо заметных результатов, зато, как и временные администраторы в описанных выше двух случаях, заблокировало работу союза, «повесив всех собак» на бывшего председателя правления.

По свидетельству главы наблюдательного совета кредитного союза «Турбота» г-жи Марии Драч, Г.Билинская порекомендовала обратиться к Г.Дзебаку за финансовой экспертизой и помощью в сложной финансовой ситуации. Вместе с этими руководителями КС, Г.Дзебак в сентябре-октябре 2010 года направился в Луцкий и Полтавский филиалы КС «Турбота» с целью прицениться к их активам.

Поскольку внутренний конфликт в союзе кем-то целенаправленно подогревался и кредитный союз (его центральный офис) был не способен управлять делами, по результатам визита в г. Полтаву Г.Дзебак сделал М.Драч деловое предложение, от которого, по его мнению, она не могла бы отказаться. Он предложил заплатить наличными руководству союза 500000 грн., а взамен приобрести под свой контроль и выделить Полтавский филиал как отдельный кредитный союз. Неплохая сделка, если учесть, что Полтавский филиал имел на тот момент около 5 млн. гривен в активах, и просроченность этих кредитов была вовсе не значительной (то есть их качество – высоким).

После визита Г.Дзебака (со слов И.Савченко) в Полтаву оперативники, которые только недавно оформили изъятие документов, начали вскрывать пачки, доставать оттуда кредитные договора и обзванивать заемщиков приблизительно с таким предложением: «Дорогой товарищ «Н», Вы задолжали КС «Турбота» 10000 грн. Предлагаем Вам заплатить немедленно 5000, а остальное мы Вам простим при условии, что Вы подпишете заявление о том, что кредит этот фиктивный, Вы его не получали, а документы, в том числе фискальные, сфабриковал бывший руководитель филиала. Он и так пойдет в тюрьму, а мы с Вами – каждый при своей выгоде и на свободе».

Таким образом во всех описанных случаях есть ключевые моменты, которые объединяют их в тщательно спланированную и продуманную систему совершения множественных преступлений.

Общий тяжелый фон и бесправное положение руководителей кредитных союзов во взаимоотношениях с госфинуслуг достигалось длительными и последовательными усилиями г. Суслова, Оленчика. Финансовый кризис только помог им в этом. Путь в тюрьму авторами схемы был протоптан заранее для каждого руководителя КС, вне зависимости от совершения или не совершения ими реальных хищений, их профессионализма, опыта, знаний и других заслуг. Щадили только лояльных и сговорчивых тандему ВАКС-ГФУ. Получатель денег, ПВФК, был создан монополистом, т.к. никто иной не мог предложить чего-либо подобного чиновникам, которые крышевали эту схему, получая свою долю.

Важно отметить, что реализация этого плана была бы не возможной, если бы в команде организаторов не было человека, глубоко знавшего законодательство и существующую нормативную среду. Например, каждому человеку понятно, что если вводится временный администратор, то его целью является либо полное восстановление пошатнувшегося финансового состояния союза в интересах вкладчиков, либо принятие решения о ликвидации, в силу невозможности восстановить союз.

Таким образом было бы логично при принятии решения о введении ВА сразу оглашать и
конечную цель его работы. В зависимости от цели сценарии работы ВА кардинально отличаются. Если это восстановление – нет никакой логики в том, чтобы отстранять все органы управления союза, взламывать замки, не пускать людей на рабочие места. С уставными органами КС нужно эффективно сотрудничать и после вывода ВА передать всю полноту власти уставным органам управления.

Если это ликвидация – временная администрация должна взять на себя всю полноту ответственности за справедливое удовлетворение требований кредиторов, вкладчиков, соблюдение определенного порядка, процедур, обеспечение прозрачности процесса. Тогда нужно вести активную деятельность по взысканию долгов, и нет никакого смысла главе Госфинуслуг обещать людям рефинансирование, заниматься политическим популизмом и агитировать за свою политическую силу. Кроме того, для принятия решения о ликвидации функционирующего (пусть даже плохо) финансового института недостаточно просто воли чиновника. В распоряжении ГФУ есть такая мера воздействия, как требование проведения общего собрания. Именно оно, и только оно может принять решение о ликвидации, если положение уж столь плачевно. Кроме того, в соответствии с законом, Госфинуслуг может инициировать ликвидацию неплатежеспособного финансового института в судебном порядке, и в суде доказать либо вороватость руководителей, либо невозможность удовлетворения требований вкладчиков.

По каким-то причинам ГФУ не пользовалось этими средствами. В каждом случае декларируемые цели введения администрации явно конфликтовали с алгоритмом ее практических действий. Эту неоднозначность в отношении целей введения ВА прекрасно понимал бывший директор департамента кредитных учреждений А.Оленчик, и только он мог давать гарантии другим участникам преступной группы, что никто, мол, не сумеет доказать корыстность мотивов в толковании этой неоднозначности.

Опять же неоднозначность законодательства использовалась членами группы при определении оснований для введения временной администрации. Определенный для кредитных союзов, обязательный к исполнению всеми участниками принцип равноправия членства, грубо игнорировался должностными лицами ГФУ. Так в случае «Первого кредитного общества» как основание для введения ВА Госфинуслуг берет не данные аудита, не данные проверок налоговой инспекции или данные собственных проверок, не данные анализа финансовых отчетов, регулярно подаваемых кредитным союзом в ГФУ, а….. массовое невыполнение распоряжений чиновников о выплате денег конкретным вкладчикам.

Каждому нормальному человеку понятно, что, когда денег не хватает выплатить всем одновременно, лучше выплатить всем пропорционально, частями, но справедливо, чем кому-то одному – все, а остальным – что останется. Первый подход сохраняет стабильность финансового института, а второй – сеет панику и недоверие. Чиновники ГФУ почему-то принимают второй подход и упорно требуют выплат в первую очередь людям, которые пожаловались в ГФУ в нарушение общепринятого в союзе и справедливого порядка удовлетворения требований.

Таким образом именно ГФУ, который должен выступать гарантом соблюдения принципа равноправия членства союзами, первым его попирает. Это - либо свидетельство глубокой некомпетентности (в чем можно упрекнуть Г.Суслова, но не Г.Оленчика), либо – злого умысла. Именно «настоящий кооператор», автор нормативной среды для КС А.Оленчик несет личную прямую ответственность за то, что в бытность директора департамента не принял, а в бытность советника главы Госфинуслуг – не посоветовал В.Волге и В.Суслову принять нормативный акт, раскрывающий обязательные для соблюдения менеджерами, временными администраторами и членами КС моменты соблюдения фундаментального кооперативного принципа равноправия членства. К сожалению, для Г.Волги, Г.Чернушенко, Г.Адамовича, Г.Гантимурова и временных администраторов С.Слободенюк, С.Чепурного, В.Сильчука, Пинчука все изложенное мной – высшие, недоступные к пониманию материи. Они безусловно более доступны для Г.Суслова, Г.Оленчика, Г.Третьяковой, Г.Дзебака тем выше степень вины и ответственности последних.

Кроме того, среди упомянутых мной должностных лиц ГФУ и мошенников с рынка, именно и только А.Оленчик, увлекаясь психологией, и зная в течение многих лет большинство руководителей кредитных союзов Украины лично, мог составить психологический портрет и оценить способность каждого отдельного руководителя оказать сопротивление, их юридическую и профессиональную подготовку, моральные качества. Считаю его прямо причастным к совершению преступлений, совершенных подследственными, и заслуживающим справедливого наказания.

С моих слов записано верно, показания даны добровольно, изложенные факты правдивы


Р. Гайдаенко




Дополнительная информация

Если само преступление совершалось практически единомоментно, то на его подготовку и формирование предпосылок ушли годы.

Как один из лидеров национального движения кредитных союзов Украины, и многолетний руководитель ассоциаций КС всеукраинского уровня, считаю, что целенаправленная подготовка предпосылок к совершению этого и многих других подобных преступлений в кредитных союзах началась с момента принятия нынешней редакции Закона Украины «О кредитных союзах» в 2001 году, создания государственного регулятора небанковского финансового сектора – Госфинуслуг Украины и назначения на должность директора департамента ГФУ, курирующего кредитные союзы некоего А.Я. Оленчика в 2001 году.

Этот человек имел непосредственное отношение к подготовке текста закона о КС, и лично разрабатывал нормативные акты, детализирующие процедуры исполнения норм закона. Лично мной в постоянном диалоге на официальном уровне ему неоднократно указывалось на наличие в законодательстве фундаментальных проблем, которые требовали скорейшего разрешения, но по непонятным для общественности причинам годами не решались.

В частности, проблема первая состоит в том, что согласно абз.3 пункта 2 Статьи 2 Закона Украины «По кредитні спілки», одним из фундаментальных принципов деятельности кредитного союза является принцип равноправия членства. Абз. 3 пункта 3 Статьи 3 того же закона частично (но не полно) раскрывает содержание данного принципа: «усі члени кредитної спілки мають рівні права, в тому числі у разі голосування на загальних зборах, незалежно від розміру пайового та інших внесків…».

Каждому профессионалу понятно, что правом голосования на общем собрании одним решающим голосом содержание этого фундаментального принципа не ограничивается.

Принцип равноправия членства безусловно нарушается, если руководители КС выдают кредиты себе и своим родственникам дешевле, чем всем остальным, если принимают сбережения от них по более высоким, отличным от обычных ставок, если связанные лица имеют преференции в смысле доступности кредитных средств. Критически важным является соблюдение принципа равноправия членства при распределении корпоративного дохода (или убытков) кредитного союза среди своих пайщиков, как с точки зрения выплаты-невыплаты доходов на дополнительные паи в противовес доходам на обязательные паи, так и с точки зрения величины этих доходов.

И уж конечно в ситуации, когда финансовый институт испытывает недостаток наличных средств в силу кризиса ликвидности, или входит в процесс ликвидации, неукоснительное соблюдение принципа равноправия членства при распределении поступающих в кассу средств – является ЕДИНСТВЕННЫМ ЭФФЕКТИВНЫМ СРЕДСТВОМ обеспечения стабильности союза и недопущения злоупотреблений его должностными лицами.

Наличие действующего механизма рассмотрения и удовлетворения жалоб членов КС в контрольные органы самого КС и правоохранительные органы на неправомерные или дискриминирующие действия в их отношении со стороны менеджмента, также должно выполнять роль стабилизирующего фактора. Странно, но именно эти моменты работы КС Госфинуслуг сознательно никогда и не контролировала.

Руководитель департамента кредитных учреждений ГФУ А.Оленчик с 2004 по 2008 год сознательно не вносил в повестку дня и не обеспечил принятие нормативного акта, который урегулировал бы данную проблему. Очевидно, что по каким-то причинам ему лично было не выгодно внедрение механизмов, делающих кредитные союзы более стабильными, укрепляющих саморегулирование в КС.

Второй по важности фундаментальной проблемой, проистекающей из несовершенства действующего закона, была и остается проблема управления ликвидностью кредитных союзов. Статья 25 закона «О кредитных союзах» предусматривает возможность создания так называемых «объединенных кредитных союзов», которые в практике зарубежных стран выполняют эту важную функцию и обеспечивают поддержку кредитным союзам первичного уровня в момент кризиса или недостатка ликвидности. ГФУ до сих пор не создал специальной нормативной базы для функционирования и развития ОКС, а существующие на сегодня объединения на порядок не соответствуют потребностям рынка.

Вместо того, вся деятельность департамента кредитных учреждений ГФУ была направлена на развитие механизмов внешнего контроля со стороны ГФУ и прямого вмешательства во внутренние дела КС (что прямо запрещено законом). Это же в полной мере касается и предусмотренного законом механизма лицензирования.

Так, п. 4 Статьи 8 Закон Украины «Про кредитні спілки» явно предусматривает, что для кредитных союзов применима лишь одна лицензия на привлечение депозитных вкладов от членов кредитного союза.

«4. Ліцензуванню в кредитній спілці підлягає діяльність по залученню внесків (вкладів) членів кредитної спілки на депозитні рахунки, а також інші види діяльності відповідно до закону.»

Хотя Статья и говорит о возможности применения иных лицензий, но только в соответствии с законом, при чем слово «закон» употреблено в единственном числе (то есть читается – в соответствии с законом «О кредитных союзах»), и прямых ссылок на закон Украины «О финансовых рынках» нет. Тем не менее, не смотря на эту существенную неоднозначность, Госфинуслуг навязывает кредитным союзам получение еще одной лицензии «на предоставление финансовых кредитов за счет привлеченных средств». Экономическое содержание данной лицензии и механизм ее позитивного влияния на стабильность кредитного союза как финансового института до сих пор никто так и не сумел объяснить.

В результате департаментом кредитных учреждений ГФУ были прописаны такие лицензионные условия, что отнять лицензию у любого кредитного союза в любой момент было проще простого. Основания, как правило, были формальными, и найти их можно было всегда и для любого союза. То есть с точки зрения эффективности применения «заходів впливу» ГФУ сознательно была создана ситуация, когда, условно говоря, Госфинуслуг только способом ампутации конечности мог лечить любую проблему со здоровьем.

Отвечая на вопрос, мог ли директор департамента ГФУ не понимать важности урегулирования этих ключевых проблем жизнедеятельности кредитного союза, с уверенностью можно дать отрицательный ответ. Этот человек прошел обучение, в том числе и в зарубежных школах, хорошо знает теорию, и фактически полностью сформировал действующую нормативную среду.

Очевидно, что для него, как видимо и для его патрона гр. Суслова В.И., более важным было создать условия, в которых степень зависимости любого кредитного союза от их воли, как чиновников, будет максимальной. Соответственно способность защищать свои права и сохранять экономическую самостоятельность для самих кредитных союзов была сведена на «нет».

Лицензия для кредитных союзов на право привлечения депозитных капиталов – это лишь лицензия на осуществление одного из видов деятельности КС, тем не менее, Госфинуслуг делал все для того, чтобы заставить ВСЕ кредитные союзы обращаться и получать дорогостоящие лицензии. Например, еще до начала кризиса, в январе 2008 года, а затем повторно – в июне 2008 года, за подписью главы ГФУ В. Алешина в адрес правоохранительных органов были направлены закрытые письма соответственно № 13931 от 31.12.2007 года и № 18821 от 17.06.2008, в которых ГФУ обращал внимание органов МВД, прокуратуры, СБУ на кредитные союзы, не имевшие на соответствующий момент этой лицензии.

Примечательно, что факт отсутствия у кредитного союза лицензии сам по себе не является фактом нарушения закона. Однако госрегулятор сознательно провоцирует повышенный интерес и гонения на кредитные союзы, по тем или иным причинам не имеющие лицензии, со стороны правоохранительных органов. Об этом мы официально уведомили Главу Госфинуслуг от имени нашей Ассоциации и попросили воздержаться от подобной практики.

В 2006 году, а затем в 2008 и 2010 годах Глава ГФУ Суслов В.И., а затем директор департамента ГФУ Оленчик А.Я. выступают с заявлениями в СМИ, которые выглядят как открытая угроза. В этих публикациях постоянно сообщается, что до конца соответствующего года в Украине «исчезнут» не менее 200-300 кредитных союзов. При этом не сообщается каких именно и почему. Поэтому данные сообщения лишь способствуют нагнетанию панических настроений среди вкладчиков и расшатывают и без того не стабильный рынок. Предложение нашей Ассоциации к ГФУ выявить и открыто опубликовать официальный список кредитных союзов, подлежащих ликвидации, ГФУ оставляет без внимания. Причина одна – иметь возможность ввести в любой момент временную администрацию не только в обреченный, но и в успешный, стабильно функционирующий кредитный союз.

К перечню мер, применяемых ГФУ к кредитным союзам, относится мера «введения временной администрации и отстранения руководства (укр. «керівництва») КС». Так же, как и мера приостановления действия или лишения лицензии, эта мера воздействия не имеет четко прописанных критериев для ее применения. Степень субъективизма при принятии решения о введении временных администраций зашкаливает.

Закон Украины «О кредитных союзах» употребляет термин «керівництво» только в отношении руководителей, входящих в состав Правления кредитного союза, и находящихся с кредитным союзом в трудовых отношениях. Тем не менее, во всех известных нам случаях введения временных администраций, вместе с Главой Правления совершенно противозаконно решениями ГФУ отстранялись от исполнения обязанностей и члены легитимных уставных коллегиальных органов управления кредитного союза (наблюдательного совета, ревизионной комиссии, кредитного комитета, комитетов вкладчиков и иных уставных органов).

Чиновники ГФУ часто ссылались на несовершенство действующего законодательства о КС и требовали себе еще больших регуляторных полномочий. Однако тех необходимых вещей, которые находились полностью в их компетенции на уровне принимаемых комиссией нормативных актов, они принципиально не делали годами. Либо не понимали, либо руководствовались совсем иными мотивами.

суббота, 11 апреля 2015 г.

СУДОВОЕ ЗАСЕДАНИЕ 12 мая 2015 г. (официальное объявление)



Кредитна Спілка “Перше Кредитне Товариство” повідомляє кредиторів, учасників провадження у справі, заявників-вкладників, що 12 травня 2015 року о 12.00 годині відбудеться судове засідання господарського суду Одеської області (м.Одеса, пр-т Шевченка, 29 у конференц залі на першому поверсі) по справі № 7/17-2087-2011 про банкрутство.

 

На судебном заседании будут рассмотрены технические вопросы корректировки сумм требований кредиторов по Реестру кредиторов и уточнены списки кредиторов в связи с решениями Хозяйственного суда Одесской области суда о необходимости уточнения Реестра кредиторов.

Управляющий санацией                                            

Дворниченко А.А.

 

ОПЛАТА КРЕДИТА в КС ПКО

Банківські реквізити кредитної спілки

«Перше кредитне товариство»

для перерахування платежів за кредитами:

Місцезнаходження: 65020, Україна, м. Одеса, вул. Базарна, 104

ЄДРПОУ: 23212644 ,

Банк отримувача: ЮЖНЕ ГРУ ПАТ КБ "ПРИВАТБАНК", м. Одеса

КОД БАНКУ: 328704

р/р 26509054300158

Призначення платежу:

Погашення кредиту по к / д №

(повний номер кредитного договору)

від Прізвище І.Б.

Информационное агентство видео-нвостей "100% NEWS"